Мы отныне теперь и здесь:

 

Блажэнный Вадим. Пульс безжизненных страстей

http://novlit.ru/blazhenniy

Бледнов Сергей. Косточки вишни

http://novlit.ru/blednoffsergei

Видеоканал ЧЕГО ЖЕ РАДИ на Rutube

http://chornysv1.rutube.ru

Гирлянова Ирина. Слоны и не только

http://novlit.ru/girlyanovaira

Гонтарева Людмила. Дрессировка мужчины

http://novlit.ru/ludmilagontareva21

Гонтарева Людмила. Мы войну объявим только завтра

http://novlit.ru/ludmilagontareva2

Гонтарева Людмила. Я была три тысячи лет вперёд

http://newlit.ru/~gontareva/4166.html

Грибанов Анатолий. Шествие по ночному городу

http://novlit.ru/gribanovanatolyi1

Грувер Аня. Всё запредельно

http://novlit.ru/anyagruver

Пасенюк Вячеслав. На два голоса

http://novlit.ru/pasenyukvyacheslav

Пасенюк Вячеслав. Второй привет пульcара

http://novlit.ru/pasenyukvyacheslav2

Рак Александр. Звёздная лавка

http://novlit.ru/rakaleksandr

Рак Александр. Неевклидова геометрия

http://novlit.ru/rakaleksandr2

Сигида Александр. Сон при солнце

http://novlit.ru/aleksandrsigida

Сигида Александр. Нечто новое

http://novlit.ru/aleksandrsigida2

Синоптик Сергей. Прогноз погоды

http://novlit.ru/sirsinoptik

Смирнова Анастасия. Небо шестое, последний этаж

http://novlit.ru/anastasiyadekabrskaya

Сусуев Геннадий. Глокая куздра

http://novlit.ru/susuevgennadiy

Ткаченко Юрий (Перехожий). Нотатки паладина

http://novlit.ru/tkachenkoyuriy

Хубетов Александр. Блуждающий в океане

http://novlit.ru/alexandrhubetov

Чего же ради 2

https://sites.google.com/site/cegozeradi2

Чего же ради. Новый СТАН. Центральный сайт

http://chegozeradi.ucoz.ru

Чёрный Сергей. Государыня Елизавета

http://novlit.ru/chornysv1

Чёрный Сергей. Городские сезоны

http://novlit.ru/chornysv15

Чёрный Сергей. Лирика донбасских подворотен

http://novlit.ru/chornysv14

Чёрный Сергей. Сто сонетов Елизавете Каплан

http://newlit.ru/~chyorny/4487.html

 

 

          Гонтарева Людмила

           г. Краснодон

 

Лауреат VIII всеукраинского фестиваля поэтов «Летающая крыша-2005» (г.Черкассы); всеукраинского фестиваля поэзии «Элита»-2006 (г.Луганск); всеукраинского фестиваля поэзии «Подкова Пегаса-2006» (г.Винница); фестиваля «Слобожанский спас-2007» (г.Сватово);

участник внеконкурсной программы «Пожежна драбина» в рамках театрального фестиваля аматорских коллективов «Драбина» (Львов, 2006),участник внеконкурсной программы фестиваля авангардной поэзии «У» (г.Херсон, 2009); фестиваля «Пушкинское кольцо» (Черкассы – Умань, 2006); Фестиваля «Cambala» (Донецк, 2010); победитель 1 тура и участник большого открытого финала Всеукраинского турнира поэтов «Пушкинская осень в Одессе-2009» и «Пушкинская осень в Одессе-2010», победитель Всеукраинского фестиваля «Пристань менестрелей» в номинации «Авангард» (Балаклава, 2010) и др.

Автор сборника «Только голос» (2003). Печаталась в сборниках ТО СТАН и «Радуга», журнале «Склянка Часу» (Канев), «Российский колокол» (Москва), «Провинция» (Запорожье), альманахе «Свой вариант» (Луганск), коллективных поэтических сборниках.

Член Союза писателей России Восточноукраинской писательской общественной организации им.В.И.Даля, Межрегионального Союза писателей Украины. Организатор I Всеукраинского поэтического фестиваля «Краснодонские горизонты-2009».

ludmilagontareva@rambler.ru

*  *  *

Из моих парадных платьев

лучшее — нагота.

Ночь ещё в синем халате,

Утро — рояль в кустах,

как на пружинке чёртик,

выскочит, чтоб застыть,

в злобном своём расчёте

слабую взрезав нить

сна, что в густом ресничном

прячется покрывале.

Солнечный неприлично

пялится луч нахальный

на мириады звёздных

родинок в мягких дебрях

тела и тут же в прозу

вмиг превратит Морфея

тени из зыбкого царства

тайножеланных иллюзий.

Близится дня коварство:

жёлтые очи сузив,

жадно сгребёт светило

ультрагорячей лапой.

...Нам бы огня хватило

и с ильичовой лампой,

чтобы в тени — улиткой,

где б темнота прижала,

скрыв до поры и пилку,

и каблучок, и жало...

Обратная связь

Имя отправителя *:
E-mail отправителя *:
Тема письма:
Текст сообщения *:
Код безопасности *:

Рак Александр

 г. Макеевка

О борще и обезьянах

 

Есть у меня знакомый, доктор технических наук, преподаватель политеха. В быту не забьёт гвоздя, не закрутит гайку. Всегда вспоминаю его, когда подобный "доктор" заходит на страницу и начинает "лечить".

- "Ах, где у Вас ямб с хореем, ах, где у Вас анапест с амфибрахием, ах, ритм у Вас хромает, ах, метафора слабенькая... да что вы возражаете... я окончил филфак, журфак и ещё два фака, я десять раз член и трижды лауреат Всемухосранской премии "Золотые грабли" ...можете посмотреть сюжет про меня на мухосранском телевидении...

Короче, он говорит, что мне нужно делать, а я говорю, куда ему нужно идти.

Но вежливость есть вежливость. Приходишь с ответным визитом. Мама рОдная! Всё по анекдоту:

- Софа, у Вас грудь есть?

- Есть.

- А ж... у вас есть?

- Есть.

- А почему не носите?!

Где ямб с хореем, где анапест с амфибрахием, где метафора сильная....

Бывает, правда,и по-другому. Рифма безукоризненная, ритм - ноги в пляс просятся...а СТИХОВ нет...всё плакат да лубок. Но и это ещё не самый тяжёлый случай. Всё-таки какой-никакой смысл проглядывается, и правда простая сермяжная присутствует.

Больше всего не люблю эквилибристов, которым дай словами поиграть ... а для чего...они и сами толком не ответят - новое слово в поэзии... Да хрен с этим вашим новым словом, если вы по пути к нему все остальные забыли! Идёшь в театр, посмотреть шедевр - а на месте театра цирк шапито с дешёвыми клоунами...

...Вот и думаешь: любую мало-мальски смышлёную обезьяну можно научить нарезАть овощи и бросать их в кипящую воду. Но никогда даже десяток учёных обезьян не сварят самого простого борща, который легко приготовит обычная домохозяйка. Просто для этого нужно родиться ЧЕЛОВЕКОМ...

 

Яндекс.Метрика

*  *  *

Загуляло солнышко,

Спряталось в туман.

Жизнь пью до донышка,

Вся она - обман.

 

Всё её веселье -

Язва да чума,

А потом похмелье,

Осень да зима.

 

На четыре стОроны

Птицы до весны,

Налетели вороны,

Отобрали сны.

 

Все пути и броды мне

Вьюга заметёт,

Чёрный за воротами

Конь копытом бьёт:

 

"Ждёт карета пОдана,

Выходи, садись.

За копейку продана

Чёрту твоя жизнь".

 

Сигида Александр

п.Атамановка

Историк по образованию. Поэт. Член МСПУ, член Союза Писателей России. Лауреат премии им.М.Матусовского. Автор 6 сборников стихотворений «Путешествие», «Каменный угол», «Месторождение», «Непочатый край», «Легенда о карте», «Ключевые слова».

Участие в литературных конкурсах: Лауреат фестиваля «Веничкина радуга», лауреат фестиваля «Пушкинское кольцо», VIII всеукраинского фестиваля поэтов «Летающая крыша» (Черкассы), учасник фестиваля «Элита» (Луганск), фестиваля «Подкова Пегаса» (Винница), «Пожежна драбина» (Львiв), победитель 1 тура и участник большого открытого финала Всеукраинского турнира поэтов «Пушкинская осень в Одессе-2010» Руководитель ТО СТАН (г.Луганск). Организатор I Всеукраинского поэтического фестиваля «Краснодонские горизонты-2009»

Печатался в сборниках ТО СТАН и «Радуга», журнале «Склянка Часу», альманахе «Свой вариант», антологии «15 веков русской поэзии» (г.Москва).

aleksandrsigida@rambler.ru

 

*  *  *

отвези меня в Изварино,

в тот забытый детский сад,

за карьеры и развалины,

лет на 35 назад.

 

там, где башня элеватора

и подсолнухи, как стол;

где здесь Белоскелеватое

и Великий Суходол?

 

ароматную антоновку

буду пробовать на вкус;

забери меня в Самсоновку,

где знаком мне каждый куст.

 

переполнен пассажирами

наш автобус кружит час;

это, кажется, Кружиловка,

или кинули все нас?

 

обманули и оставили:

мы и звёзды на виду.

отведите в Атамановку,

если сам я не дойду…

Ткаченко Юрий

г. Донецк

Журналист "Комсомольской Правды"

  Ну що такого, власне, сказати про себе? Коли усе життя пишеш про інших людей, для себе слів майже не залишається. Хіба що... Пишу давно та нечасто. Друкувався в часописах "Київ" та "Березоль". У спілках  письменників " не был, не состоял, не участвовал". Чому пишу українською?   Відповім російською: ОНА МЕНЯ ПРЕТ!!!
З повагою, Юрій Перехожий.     

Сільський батюшка

 

У панотця розбита іномарка,
Боляща жінка, «барышни»-
доньки.
Ну як тут, браття, не зламати карку!
Добудувати б храм, та… за які?!

Дружині – ліки, донькам заміж треба!
І вчора знов наснився Назарет,
Та копійчані, випадкові треби
Родинний не наповнюють бюджет.

З парафіян – самі діди та бабці,
Ще й комуніст місцевий, голова.
Почасти, хоч взувайся в білі капці,
Ти їм – про Слово, а від них – слова.

Зате в райцентрі друг – тамтешній ребе.
Жахаються: «Єврей! Та ще й рабин!»
Та до митрополита – як до неба,
А друг – є друг. І він такий – один.

«І Бог один! – зійшлись. - Хоча і множать
Його Ім’я… Морока голові!»
Живуть – як вийде, моляться – як можуть
За грішні душі – інші та свої.

 

Юрій Перехожий (Ткаченко)

Покрова

 

- Жовтень? – спитала у нього.

- Жовтень, – одказував він.

Жовтень. Розбита дорога

Звично пішла під уклін.

- Жо-о-втень... Дістань запальничку...

- Дякую... Чом ти мовчиш?

- Так... Пригадав серпень, річку...

- Досить! Не треба! Облиш!

Жовтень. Чому саме в жовтні?!

Довго? На місяць? На два?

- Ні, до наступного жовтня...

- Жовтня нового. А я?!

Не відповів. Ані слова.

Мовила врешті: - Іди...

Жовтень. Розлука. Покрова.

Клятий тягар німоти...

 

 

Автобус

 

Звична череда зупинок.

Сутінків тягучий глей.

Сімдесят і п’ять копійок,

Сімдесят і п’ять людей.

 

По „радянських”, „незалежних”,

Крізь авто блискучий рій,

Пробиваються додому

Сімдесят і п’ять надій.

 

До вечері, до вечірніх

Драм, комедій і сум’ять -

Сімдесят і п’ять копійок

(Гривня мінус двадцять п’ять).

 

Все як завше, все як треба.

І не чутно сперечань.

Прислухаються до себе

Сімдесят і п’ять мовчань.

 

Січня схилок. Понеділок.

Проїзний тариф життя -

Сімдесят і п’ять копійок

На долоні водія.

 

Подруги

 

Колись одружите дітей,

Якщо вони не будуть проти.

Щоб під базікання гостей

Старі забулися гризоти.

 

Коли ж спочинуть молоді,

І по кутках застигне тиша,

Приплине "хлібом по воді"

Усе, про що в листах не пишуть:

 

Сумні та радісні роки,

Розлуки й виплакані сили,

Коханці та чоловіки,

Що вас любили й не любили...

 

А поки – рівно б’ється пульс,

Хоч інколи підводять нерви,

Зросте малеча, і чомусь

Весь час дорожчають конверти.

 

 

Така собі думка

 

На вітер помножиться вітер.

На листя помножиться лист.

Як стримано може бриніти

На досвід помножений хист.

 

Ніякої магії слова –

Сама неприкаяна міць.

Так будить нудьгу вечорову

Далекий переклик зигзиць.

 

Так грають для себе музики,

Коли відбуяли свята,

І часом прописані ліки

Готує осіння сльота.

 

Так ділять останню скорину

Та пізньої мудрості сіль.

На днину помножують днину.

На болі помножують біль...

 

Знамення

 

Ніхто не бачив коней.

Самі сліди, сліди... -

Відбитки потойбіччя,

Пекельний знак біди.

 

Від Заходу до Сходу,

Невидимі, стрімкі

Крізь ніч, міста і броди

Вони текли, текли...

 

Крізь табір сарацинів,

Крізь наш безмовний стан...

І більшало померлих

Від гладу, мору, ран.

 

І затуляли вуха

Від стогону землі

Кіннотники, піхтура

І браття-королі.

 

Три дні молили Бога,

Благали всіх святих.

Три дні курився ладан –

Ніхто не допоміг!

 

Три ночі воскресали

Загиблі вартові.

Ніхто не бачив коней...

Лише сліди в траві.

 

Душа

 

Останнім, хто бачив її, і... востаннє -

Був сивий, старезний дідок-домовик.

Тривожно здригнулися коні у стайні,

Ледь тільки ступила вона за поріг.

 

Пішла, залишаючи сонну господу

Синам і дружині. Прозора, німа.

І раптом згадала: від власних народин

Вона не виходила з хати сама...

 

Підвладна турботам і радощам того,

Хто сіяв і жав, будував і беріг.

Хто власним жалем не обтяжував Бога,

А ранком ледь чутно зітхнув і... затих.

 

А сонце червоним підводило стріхи...

І вже відлітаючи в край прабатьків,

Вона посміхнулася щасно і тихо.

А так тільки він посміхатися вмів.

 

 Черный Сергей

г. Луганск

 

К сожалению, моему поколению приходится много сил и времени тратить не в сражениях со словом, краской и звуком, а с тем, чтобы иметь необходимый доступ к этому сражению. Трагедия ли это? Нас,

конечно, не рассовывают по воронкам, не морят голодом, мы не гибли

на войне и не гнили в тюрьмах. Но и счастливыми нас не назовёшь.

Достаточно сказать, что мы научились понимать, что не в счастье счастье. Дело в другом. Это ведь тоже дар — возможность реализовать свой дар. А его невостребованность едва ли равна его отсутствию. Но

и это не трагедия. Может быть, она в том, что мы слишком рано поняли рассогласованность обломков культуры и невозможность привести их к согласованию.

Как в классической, так и в современной литературе мне близки

традиции авангарда. Авангарда в широком смысле этого слова. То есть

традиции того, что противоположно зарежиссированному существованию, как результату иллюзорного всезнайства, сработаннного на века и зафиксированного на собственной окончательности и неподвижности.

Авангард создаёт не просто эффект присутствия, а эффект соучастия даже в том времени, даже в той жизни, которые никоим

образом не являются фактом твоей биографии. В этом смысле любые

искания в области художественной формы вполне перспективны.

Потому что такая форма более внутри, чем снаружи. А искать форму

снаружи — значит подгонять под ответ.

 

А я всё не меняю адреса

И номера мобильных телефонов.

А я всё помню лгущие глаза

Под сенью не доричеких пилонов,

 

Не этой утопающей страны

И женщины не этой, спящей рядом,

Не в облаке постельной белизны

Над белизной черешневого сада,

 

Не в эту ночь и год не тот, и век.

И эта скоротечность безобразна,

Как-будто, выше среднего, хавбек,

Проходит правым краем, нужно пас, но

 

Он всё бежит, не ведая преград,

Смещаясь влево, к внутреннему кругу.

Уже не я, весь стадион: Стой, гад! -

Кричит ему и многие с испугу.

 

Неясность аллегорий не страшна,

Страшит смещенье влево, ближе к точке,

Где кончится такая же весна,

Такая вот любовь, такая ночка.

 

Большое солнце уплывает вверх,

Большое, как глаза твои и серны.

А ты позвОнишь вечером... в четверг...

А ты позвОнишь... в будущем... наверно.

Ты позвонИшь мне вечером... в четверг...

Ты позвонИшь мне... в будущем... наверно...

 

Яндекс.Погода

Чего же ради

Черный Сергей и его друзья приглашают

Сборник современной лирики

Добрый день, дорогие наши читатели. Мы представляем вам книгу современной лирической поэзии нескольких авторов. Надеемся, что наши труды не пройдут даром и вам с нами понравится. Формат данного сайта не позволяет представить каждого автора в полном объёме, поэтому, на сайте размещены работающие ссылки на другие ресурсы, в левой колонке сверху и в правой колонке снизу, где авторы представлены гораздо шире. Оранжевым цветом выделен центральный сайт кампании. Приятного вам времяпровождения. А мы будем стараться.

Новая русская литератураСовременные стихи о любви

Чёрный Сергей

Монологи далёкому Мастеру

Памяти Иосифа Бродского

 

Нынче ветренно и волны с перехлёстом,

То же море, мой Иосиф, то же море.

Словно тогу примеряешь не по росту,

Обращаясь ни к кому и очи — горе.

 

Только тучи в небесах, ну, кроме чаек,

Разве плюнешь в чайку вверх, не утеревшись?

Гнев богов невероятен и случаен,

Даже если ссышь под храмом, разговевшись.

 

Пью вино один, фалернское, Иосиф,

Козий сыр к вину, конечно, и маслины.

А гетерке лет, наверно, двадцать восемь,

Где-то там, под кипарисом спит, блядина.

____________

 

Чайки движутся, а все стоят на месте,

Ближе к солнцу просочились афалины,

Отдыхающего жизнь, как в жидком тесте,

Все с припёком: то гетеры, то маслины,

 

Старый турок варит кофе под платаном,

Но кому сегодня кофе с монологом?

Я-то знаю, что он шепчет: мол, беда нам,

Все убытки да хреново греет тога,

 

Нет шарманщика с облезлой обезьяной,

Нет старухи, что разносит кукурузу,

В пошлой праздности стареешь полупьяным,

Ветер с моря, море плещет, бьёт медузой.

____________

 

Нет тебя и нет Империи в помине,

Самозванцы раскроили побережье,

Стонет Понт, в котором мылся Старший Плиний

И курортники страны углов медвежьих.


По столицам жёстко стелят, все ворюги,

Нынче вор — почти синоним кровопийце.

С контрабандой возвращаются фелюги,

Третий асс уйдёт наместнику в столицу.

 

Вороватость — добродетель, как и чванство,

На чиновничьих портретах: Да иди ты!...

Им ни денег не хватает, ни пространства,

Так убоги эти новые элиты!

____________


От разбоя далеко до снисхожденья,

Но у нас, кто крали много — меценаты.

С безнадёги больше верят в воскрешенье,

Может лгут, но лебезят перед распятым.

 

Оппозиция, в речах обезголосев,

Не в изгнании, и выглядят солидно.

А поэтов не читают, мой Иосиф,

За тебя и за Империю обидно.

 

Наш язык давно в провинциях в загоне,

Римом римлянин сегодня не гордится.

Все обычно, если ставленник на троне

Был заказан и оплачен заграницей.

_____________

 

Мне к твоим годам еще не подобраться,

Даже если по земным, недолгим вёрстам,

До твоих, теперь бессрочных, эмиграций,

Может день, как эти волны с перехлёстом.

 

Пляж пустынен, ветер злобен, скоро осень,

Холодает, журавли собрались в стаи.

Все когда-то умирают, мой Иосиф,

И поэты, и Империя святая.

 

Свистнет рак и всех разложат по могилам,

Как купца и храбреца из Марциала.

А с богами объяснится жрец с кадилом,

Чтоб смирение в живых не угасало.

_____________

 

 Ты и сам сейчас беседуешь с богами,

Им при жизни-то не больно и перечил.

А ведь лучше — скрип ракушек под ногами,

Ветер с моря, обнимающий за плечи.

 

Или этот терпкий привкус барбариса

Красной крови винограда в брызгах пены,

Даже гнев столиц, змея под кипарисом,

Словом, все цвета и тени Ойкумены.

 

Мы свои обиды в этот мир приносим,

Расстаёмся с ним, а все обиды — те же.

Ты-то лучше это знаешь, мой Иосиф,

Видя сверху нас плюс карту побережий.

_____________

 

Как там боги, что-то сон их больно сладок,

Не закончились амброзии запасы?

В серых сумерках богов земной порядок

Отвратителен душе, противен глазу.

 

На Олимпе их не видел, был когда-то,

Не встречал людских богов и в Палестине.

Видно, дремлете в созвездьях небоската

Над верхушками озябших синих пиний.

 

Не спешу еще наверх, отсрочим встречу,

Или вниз, за Стикс, что более херово.

Бриз крепчает, мой Иосиф, скоро вечер,

К праху — прах, земным — к земле, а жизнь — полова.

_____________

 

Был бы волен, обошел бы полуостров,

Говорят, в горах пылают эдельвейсы.

Но гетерка ждёт присутствия, короста,

Каждый вечер, хоть ты трезвый, хоть напейся.

 

А природа редко радует пейзажем,

Для руин важней приличие покоя.

Чем павлин в своём роскошном эпатаже

Благороднее шмеля в цветке левкоя?


Так и тянешь сырость дня в краю магнолий:

Ветер, волны, сыр, вино и тары-бары.

Разбудить свою гетерку раньше, что ли,

Спеть гекзаметры Гомера под кифару?

_____________


Напоследок брошу в море свой сестерций,

Может, боги разрешат ещё вернуться.

Стонет Понт, танцуют чайки, давит сердце,

Да и в амфоре вина лишь пара унций.

 

Я пойду, прости, Иосиф, ждёт гетера,

Стол накрыт с вином и сыром на террасе.

В воды Понта солнца движется галера

И исход её божественно-прекрасен.

 

И потом всё будет сказочно и просто:

Ночь забвения в обьятьях рыжей львицы.

Нынче ветренно и волны с перехлёстом,

Остальное все должно еще случиться.

 

23-25.07.2009

 

 Гонтарева Людмила


* * *

Я была три тысячи лет вперёд.

Я вернусь, чтобы стать, может, Жанною д`Арк.

А про смерть перевозчик бесстыдно врёт,

особенно подле девятых врат.

 

Бесконечность свернулась змеёй во мне.

У фантазии сотни причудливых веток.

Я растворяюсь огнём в огне -

отыщите меня в лабиринте клеток.

 

Я тянусь к земле через толщу небес:

только сверху крест - словно крыльев взмах.

Моё поколение вечных невест

нарушает привычного хаоса крах.

 

Я - непридуманных кладезь цитат

из книг ненаписанных, изгнанных, лишних

о героях из Римов, Парижей, Итак

(время в утиль ваши подвиги спишет)…

 

Но песок бережёт все ничьи следы,

верность ветрам перемен храня,

чтобы, выйдя однажды водой из воды,

в нём осталась незримо и моя ступня.

 

* * *

Мы войну объявим только завтра

на рассвете, когда солнце всходит.

На муку талоны, спички, сахар

и моя записка на комоде.

 

Добровольцем ухожу – смотрите –

в регулярные войска санчасти.

Занимай места в партере, зритель:

я спасаю раненое счастье,

 

извлекаю день из-под обломков.

Красный мак и белые одежды…

Бинтовать разлуку так неловко,

так туга повязка – струны режет.

 

Приручив дыханье тёплых пальцев,

ощущаю боль как неизбежность.

В организме убывает кальций.

В перестрелке убивают нежность.

 

После взрыва – гулкое затишье,

крика своего уже не слышу.

Вспоминаю лето: вишни, вишни,

и закат багровым соком вышит.

 

Пусть зима забьёт крест накрест ставни,

осень взглядом мой состав проводит.

Я уйду внезапно, но оставлю

для тебя записку на комоде.


 * * *

Морщины у глаз появились на свет

раньше, чем вымерли динозавры.

Я не читаю вчерашних газет,

написанных послезавтра.

Рисует мороз толчёным стеклом

тонкие окна печали.

Не замечаю, что днём светло,

ночи не замечаю.

Где-то на грани обрыва до

с нотою ре – раскаты

грома, обвенчанного с водой:

брови сведёт космато

и разразится тирадой слёз

над разноцветным лугом.

А в государстве (из сказки) Оз

снова с дождями туго.

Девочка кукольное лицо

не поднимает к небу.

ромашка к ромашке – уже пятьсот…

А нам бы – блокадного хлеба,

что выткан из нежности и тоски

(пускай дозирован даже).

Художник на чувства кладёт мазки,

под ноги планета ляжет –

рутины каблук ощущает твердь,

вторя слова избитые.

Зачем было вниз с высоты смотреть?!

Крыльев размах испытывать?!

Кого удивить парением над

осенней листвой? – Нелепость!

Патронов, патронов, снарядов, гранат –

спасём от недруга крепость!

На песни и сказки – амбарный замок!

Кота Баюна – к ответу!

Да как посмел он?! Да как он мог:

на ветви дрожащие – вето?!

И было так, что дождя не хочется,

нахлынувшего внезапно.

А в своих постелях от одиночества

таяли динозавры.

 Порог

 

За порогом совершенно иные миры:

каждый ртутный столбик капризен - от пыльной жары

уменьшает донельзя кровавую метку,

снег скрипит под ногами с отчаяньем хрустнувшей ветки.

 

И даже тоска становится роскошью. Что ж,

за деньги не всё на свете приобретёшь.

Поэтому, распахивая дверь в надежде встретить счастье,

знай, что счастливым можно стать - но лишь отчасти.

 

Постичь устойчивость и целостность во всём не суждено

ни бунтарю, ни пескарю, ни мытарю страдающему. Но

пятак пылающего солнца, словно медный таз, надраен

и каждый день целует вечный гравий.

 

Пылинкой, блёсткой, мотыльком вкруг лампочки кружась,

из года в год пройдёшь. И призрачная связь 

с прошедшим и грядущим приоткроется на миг лишь -

не угадаешь, не запомнишь, не окликнешь.

 

Усталость хрупкой плоти принесёт распад.

В надежде ногу занести свою назад,

к досадному открытию придёшь однажды -

порог не всякий преступить возможно дважды.

Рак Александр

 

Письмо гусара из уездного города N

 

Что написать, мой друг, не жизнь - рутина,

Попойки, карты, мятый доломан...

И каждым утром всё одна картина:

Башка трещит и не трещит карман.

 

Не зря сюда вы ехать не хотели,

Здесь не Париж, и даже не Тамбов...

И скукота - за месяц три дуэли,

Все - спьяну мимо... с двадцати шагов.

 

Скажите папеньке спасибо...не забудьте,

Вам жизнь я спас от этой маеты.

Старик - шельмец, и знал, что в Петербурге

Быстрей чины даются и кресты.

 

Да бросьте... Ни о чём я не жалею.

Шампань рекой, здоровьем я не слаб...

И пусть уже вы с Анною на шее -

Я здесь в плену у всех уездных баб.

 

 

Из уездного города N. Гусарская тоска

 

Опять напиться и к цыганам,

И слушать музыку монист,

Прильнуть на миг к губам обманным,

Вглядеться в ночи аметист...

 

За фиолетовою дымкой,

Фортуну обманув и смерть,

Мне б к Вам пробраться невидимкой,

Улыбку Вашу разглядеть,

 

Коснуться локона губами,

Вдохнуть Ваш нежный аромат,

Побыть мгновенье рядом с Вами...

А после можно к чёрту в ад...

 

 

Я сюда хожу всегда один...

 

Я сюда хожу всегда один.

Пачка сигарет да две чекушки.

Прошепчу тихонько: " Здравствуй, сын..."

Мне кивнут знакомые старушки.

 

Кажется, они здесь и живут,

И согласны навсегда остаться...

Ихние надежды тоже тут,

Как и моему, им было двадцать.

 

Сами выпьем, и своим нальём,

Отвернувшись, спрячем наши слёзы.

И молчим мы, каждый о своём...

Только тихо шепчутся берёзы.

 

Здесь осталось только вспоминать,

Здесь уже нет "будет", только - "было"...

И шепчу я в мать и перемать:

Что же, жизнь, ты, сука, натворила...

 

День проходит. Поезд - он не ждёт.

Скоро мой автобус до вокзала.

Пусть не врут, что жизнь моя идёт.

Жизнь моя - она вот здесь осталась.

 

Тень коснётся надмогильных плит.

Солнце надвечернее застыло.

Почему-то так в груди болит

Место, где когда-то сердце было.

 

Приходи...

 

В одиночестве жить мне легче,

На себя одного надеясь,

И в тоскливый осенний вечер

В жизнь строкою стрелять, не целясь...

Злые мысли утиной стаей

По вечерней заре со свистом,

По статистике попадают

Под шальной нечаянный выстрел.

Но когда на душе тебе плохо,

Когда грустно и одиноко -

Приходи, я открою двери...

Знаешь, в жизни таких нас сколько?

Мне горька этой жизни сладость,

Я колючий и злой, нехороший...

Я могу отравить тебе радость,

Но в беде никогда не брошу.

 

 

Я занавесил зеркала

 

Там,где вчера весна цвела,

Остались голые ожинки...

Я занавесил зеркала,

Устроил по любви поминки.

 

Дрожит церковное вино

В холодном золоте бокала,

А в доме пусто и темно,

И жизни нет, и счастья мало.

 

В душе закончилась война

И всех бойцов похоронила,

Колоколами тишина

По дням ушедшим отзвонила...

 

А осень плачется дождём

Под журавлиный крик печальный,

И рыжий тополь за окном

Горит свечою поминальной.

 

Сигида Алекандр

 

Песенка

 

                  опять байда про старый Коктебель…

балдея от удушливого дыма

по берегу бежит худой кобель

глотая чад татарского кильдыма

 

там где нужду вынашивал восток

пришлось кусок выпрашивать собаке

изображая бешеный восторг

перед лицом бушующей клоаки

 

туристы чтут переселенье душ

не попирают бренные останки

:( они несут изысканную чушь

про корабли ракеты или танки)

 

здесь подыхали белые рабы

страдая от чудовищных условий…

:( …помои вытекая из трубы

вовсю разносят запахи столовой)

 

душа лежит в зловонии частот…

и не понять – куда она летела? –

чтоб погрузить в пучину нечистот

самой природой созданное тело?!

 

пора стереть мучительный нарост

который портит виды Кара-Дага…

:( народ привык заглядывать под хвост

и эта блажь нервирует бродягу…)

 

смакуя доморощенный купаж

надеюсь что когда-нибудь споёмся…

беги-беги доверчивый <беляш>

а мы сюда ещё не раз вернёмся…

 

 Снегурочка

 

ты - две недели только таяла…

они шушукались – тайком…

не шевелилась и не каяла.

(…кормили козьим молоком…)

 

к тебе не вызывали <скорую>

боялись честного врача?

(…переворачивали голую

и целовали сгоряча…)

 

бросали взгляды ядовитые,

быстрей хотели пережить…

(презрев условия убитые

ты продолжала ворожить…)

 

сопровождала их укорами

в душеспасительной борьбе…

(тебя напичкали уколами

и предоставили судьбе…)

 

куда вы смотрите – апостолы?

когорты демонов круша…

(…горит на белоснежной простыни

творцом забытая душа…)


 

Святки

 

(ох – беда – если кто-то пожалеет пятак)

разобрали ворота и побили собак

 

через сутки угрозы повторяют в упор

:(мажут стены навозом и ломают забор)

 

оторвут для потехи хомуты от саней

(укатили телеги и забрали свиней)

 

а однажды под вечер разошлися дружки –

гасят сальные свечи – бьют об стены горшки

 

(кто не слушал колядок, того Лихо берет…

и не будет порядка в этом доме весь год)

 

раскурочили крышу и закрыли трубу…

(даже крысы и мыши через год не придут)

 

 

* * *

 

привыкай к себе, хорошая.

вот вам Бог, а вот порог.

будет лучшее продолжено –

ставь принцессу на горох.

 

хочешь книгу с продолжением?

выбирай себе врагов.

разбирая предложение,

выясняем, что глагол.

 

выполняет приказания –

в междуцарствие на трон?!

примитивное касание –

муравья заметил слон –

 

чувство еле уловимое –

через голову – кувырк…

привыкай ко мне любимая,

я давно к себе привык.


 

* * *

ты сегодня не пришла.

(или это только кажется?)

матерюсь на чём душа…

постепенно всё уляжется

 

не приходишь… я – о чём?!

это точно наваждение.

(…ожидать – зимою – пчёл?)

брезжит перевозбуждение…

 

сердце сжалось – мысли прочь.

забавляют игры разума,

(пролетела ночь – как ночь.

даже мёдом не намазана…)

 

 

Мы отныне теперь и здесь:

 

Гирлянова Ирина. Слоны и не только

http://novlit.ru/girlyanovaira

Гонтарева Людмила. Дрессировка мужчины

http://novlit.ru/ludmilagontareva21

Гонтарева Людмила. Мы войну объявим только завтра

http://novlit.ru/ludmilagontareva2

Гонтарева Людмила. Я была три тысячи лет вперёд

http://newlit.ru/~gontareva/4166.html

Грибанов Анатолий. Шествие по ночному городу

http://novlit.ru/gribanovanatolyi1

Грувер Аня. Всё запредельно

http://novlit.ru/anyagruver

Пасенюк Вячеслав. На два голоса

http://novlit.ru/pasenyukvyacheslav

Пасенюк Вячеслав. Второй привет пульcара

http://novlit.ru/pasenyukvyacheslav2

Рак Александр. Звёздная лавка

http://novlit.ru/rakaleksandr

Рак Александр. Неевклидова геометрия

http://novlit.ru/rakaleksandr2

Сигида Александр. Сон при солнце

http://novlit.ru/aleksandrsigida

Сигида Александр. Нечто новое

http://novlit.ru/aleksandrsigida2

Синоптик Сергей. Прогноз погоды

http://novlit.ru/sirsinoptik

Смирнова Анастасия. Небо шестое, последний этаж

http://novlit.ru/anastasiyadekabrskaya

Сусуев Геннадий. Глокая куздра

http://novlit.ru/susuevgennadiy

Ткаченко Юрий (Перехожий). Нотатки паладина

http://novlit.ru/tkachenkoyuriy

Чего же ради

http://sv76-chyorny.narod2.ru

Чего же ради 2

https://sites.google.com/site/cegozeradi2

Чего же ради. Новый СТАН. Центральный сайт

http://chegozeradi.ucoz.ru

Чёрный Сергей. Государыня Елизавета

http://novlit.ru/chornysv1

Чёрный Сергей. Городские сезоны

http://novlit.ru/chornysv15

Чёрный Сергей. Лирика донбасских подворотен

http://novlit.ru/chornysv14

Чёрный Сергей. Сто сонетов Елизавете Каплан

http://newlit.ru/~chyorny/4487.html

 

Создать бесплатный сайт с uCoz